С 2006 года В избранное ЗАКАЗАТЬ ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК 8(499)703-18-18 РЕЖИМ РАБОТЫ magicbooks@mail.ru №50210
Ваше местоположение
Не определено
Личный кабинет Мой кабинет
ВХОД
Моя корзина
в наличии
под заказ
кончились
Назад к выбору товаров
раздел «Статьи»

Священная магия Абра-Мелина. Предисловие МакГрегора-Мазерса

Книга сокровенной магии Абра-Мелина, Мага, Как она была передана иудеем Авраамом своему сыну Ламеху.

Гримуар 15 века, переведенный С.Л. МакГрегором-Мазерсом со старинного и редкого французского манускрипта в библиотеке Де Арсенал в Париже.

Предисловие С.Л. МакГрегора-Мазерса

Вероятно, обстоятельства виной тому что незаменимый «Путеводитель Баядера» посвящает всего лишь три или четыре строчки «Библиотеке Де Арсенал»; и лишь немногие английские и американские посетители Парижа ознакомились с ее названием, расположением и содержанием, хотя многие знакомы с «Национальной Библиотекой» или «Библиотекой Мазарина», хотя бы по названию.

Эта «Библиотека Арсенала», как ее сейчас называют, была основана как частная коллекция Антоном Рене Воером Д’Аргенсом, Маркизом Де Паолини, и впервые была открыта для публики 9 Флореаля в 15 году Французской Республики (что соответствует 28 апреля 1797), то есть всего лишь столетие назад. Этот Маркиз Де Паолини, родился в 1722 году, умер в 1787, и был успешным военным министром и послом в Швейцарии, Польше и Венецианской Республике. Его последние годы были посвящены составлению его Библиотеки, о которой говорится как об одной из самых богатейших из известных частных коллекций. В 1785 году она была приобретена Комте Д’Артоисом и сейчас принадлежит государству. Она располагается на правом берегу Сены, в Рю Де Салле, рядом с рекой, и недалеко от Бастилии, и известна как «Библиотека Де Арсенал». В круглых числах, сейчас она владеет 700 000 печатных книг и около 8000 манускриптов, многие из которых представляют значительную ценность.

 Среди последних, эта Книга Сокровенной Магии Абра-Мелина, как она была передана Иудеем Авраамом своему сыну Ламеху, которую я сейчас впервые предоставляю публике в печатном виде.

 Много лет назад я услышал о существовании этого манускрипта от почитаемого оккультиста, ныне покойного, и недавно мое внимание было вновь направленно на него моим личным другом, хорошо известным французским автором, лектором и поэтом, Жюлем Буа, чье внимание на некоторое время обратилось к оккультным темам. Первый упомянутый мной источник рассказал мне что он хорошо известен Бульвер-Литтону и Элифасу Леви, и что первый использовал Абра-Мелина в качестве прототипа мудреца-розенкрейцера Мейнура, а так же описание так называемой Обсерватории Сэра Филипа Дервела в «Странной истории» в значительной степени скопировано и вдохновленно магической молельней и террасой данной в 11 главе Второй Книги настоящего труда. Определенно, так же и манера наставления, применяемая Мейнуром в «Заноне» к неофиту Глиндону, вместе с испытанием – оставлением ненадолго его одного в обители и внезапным возвращением, весьма похожи на те, что применял Абра-Мелин к Аврааму, с той только разницей, что Авраам успешно прошел испытание, тогда как Глиндон потерпел неудачу. Так же именно те эксперименты что описаны на протяжении Третьей книги, имел в виду автор «Странной истории», когда он заставил сэра Филипа Дервела в рукописной истории своей жизни упомянуть о некоторых книгах, описывающих оккультные опыты, некоторые из которых тот попытался произвести и, к своему удивлению, преуспел.

 Этот редкий и уникальный манускрипт Сокровенной Магии Абра-Мелина, с которого переведен данный труд, является французским переводом с оригинальной древнееврейской рукописи Иудея Авраама.  Манера написания типична для конца семнадцатого и начала восемнадцатого века, и выполнен очевидно той же рукой что и другой манускрипт Магии Пикатрикса, также хранящийся в Библиотеке Де Арсенал. Мне не известно о существовании иных копий или списков данной Сокровенной Магии Абра-Мелина, их нет даже в Британском Музее, огромную коллекцию оккультных манускриптов которого я очень тщательно изучил. Так же я никогда не слышал об исторических свидетельствах о существовании какой-либо копии. Предоставляя теперь ее широкой публике, я ощущаю, что таким образом преподношу подлинный дар английским и американским исследователям оккультизма, впервые делая для них доступным столь важный с оккультной точки зрения магический труд.

Манускрипт разделен на три книги, каждая с отдельной титульной страницей, обрамленной простым орнаментом, выполненным красными и черными чернилами, и который очевидно ни в малейшей степени не наделен никаким символизмом, и является лишь работой добросовестного переписчика, желавшего предать титульному листу изящный и законченный вид. Текст на каждом из них один и тот же: «Livre Premier (Second или Troisieme, в соответствующем случае) de la Sacree Magie que Dieu donna a Moyse, Aaron, David, Salomon et a d'autres Saints Patriarches et Prophetes qui enseigne la vraye sapience Divine Iaissee par Abraham a Lamech son Fils traduite de l'hebreu 1458» (Книга Первая (Вторая или Третья, в соответствующем случае) Священной Магии, которую Бог даровал Моисею, Аарону, Давиду, Соломону и другим святым патриархам и пророкам, и которая учит истинному божественному знанию, переданному Авраамом своему сыну Ламеху, переведена с иврита в 1458 году). Я привожу перевод заглавия и вступительной части в каждой из трех книг.

На форзаце оригинальной рукописи находится следующее примечание, выполненное почерком конца восемнадцатого века:

 «Этот том содержит 3 книги из коих эта первая: Авраам и Ламех, о которых здесь идет речь, были евреями 15 века, а всем известно, что евреи того времени владели Каббалой, переданной Соломоном, и посему были лучшими астрологами и чародеями».

Далее следует другое примечание, сделанное недавно:

«Том состоит из 3 частей: 1 часть -102 страницы, 2 часть – 194 страницы, 3 часть – 117 страниц, всего – 431». Июнь 1883

Манера изложения во французской рукописи несколько расплывчата и туманна, данные два качества к несчастью усугубляются почти полным отсутствием какой-либо пунктуации и сравнительно редким делением текста на абзацы. Даже точка в завершении предложения как правило отсутствует, а начало нового предложения не отмечается заглавной буквой. Следующий пример взят из заключительной части третьей книги: «Cest pourquoy la premiere chose que tu dois faire principalement ates esprits familiers sera de leur commander de ne tedire jamais aucune chose deuxmemes que lorsque tu les interrogeras amoins queles fut pour tavertir des choses qui concerne ton utilite outon prejudice parceque situ ne leur limite pas leparler ils tediront tant etdesi grandes choses quils tofusquiront lentendement et tu ne scaurois aquoy tentenir desorte que dans la confusion des choses ils pourroient te faire prevariquer ettefaire tomber dans des erreurs irreparables ne te fais jamais prier en aucune chose ou tu pourras aider et seccourir tonprochain et nattends pas quil tele demande mais tache descavoir afond…» и тд. Этот отрывок дает ясное представление о качестве французского текста. Тем не менее стиль первой книги куда более разговорный, чем второй и третьей, поскольку Авраам в ней обращается к своему сыну, Ламеху и на всем ее протяжении глаголы и местоимения второго лица употребляются в единственном числе. Поскольку некоторые английские читатели могут пребывать в неведении относительно данного факта, возможно здесь стоит упомянуть что французское местоимение «tu» — соответствующее английскому «thou» («ты») — используют в общении между собой только очень близкие друзья и родственники, муж и жена, любовники и т.д.; тогда как «vous» - «вы», более обычный способ обращения к миру в целом. Опять же в сакральных книгах, молитвах и т.д., там, где мы используем «thou», во французском употребляется «vous», так как оно звучит более торжественно, нежели «tu». От последнего происходит французский глагол «tutoyer» — «быть хорошо знакомым с кем-либо», «быть с кем-либо на дружеской ноге» или даже «проявлять бесцеремонную фамильярность». Эта Первая книга содержит советы относительно Магии, и описание путешествий и испытаний Авраама, а также описание многих удивительных деяний, которые он был способен совершить при помощи данной системы Священной Магии. Вторая и Третья книги (которые содержат непосредственно систему Абра-Мелина, и практически основаны на двух рукописях, доверенных им Иудею Аврааму, но с дополнительными комментариями последнего), отличны по стилю от первой, слог в них причудлив и местами неясен, кроме того, вместо «tu» по большей части используется множественное число второго лица — «vous».

 Таким образом, труд в общих чертах можно описать таким образом:

  • Первая книга: советы и автобиография, адресованные автором своему сыну, Ламеху.
  • Вторая книга: Общее и полное описание способов обретения желаемых Магических Сил.
  • Третья книга: Применение этих Сил для получения огромного количества магических результатов.

Хотя главы Второй и Третьей книг имеют специальные заголовки, в Первой книге таковые отсутствуют.

Авраам свидетельствует что получил эту систему Священной Магии от Мага Абра-Мелина, и заявляет, что самолично и доподлинно добился большей части чудесных результатов, описанных в третьей книге, а также и многих других, не упомянутых в ней.

Кто же такой этот Иудей Авраам? Хотя в рукописи об этом не упоминается, возможно он был потомком Иудея Авраама, который написал знаменитый алхимический труд на двадцати одном листе древесной коры или папируса, который попал в руки Николаса Фламеля, и благодаря изучению которого, он, как утверждается, в конечном итоге обрел «Камень Мудрости». Все, что сохранилось до наших дней от церкви Сен-Жак де ла Бушри это башня, стоящая неподалеку от площади Шатле, в десяти минутах ходьбы от Библиотеки Арсенала; а также улица неподалеку от этой башни, названная в честь Николаса Фламеля, так что память о нём все еще жива в Париже, также как и церковь, рядом с которой он жил, и в которой, после обретения Философского Камня, он со своей женой Пернеллой пожертвовал деньги на воздвижение прекрасной колоннады.

По его собственному свидетельству, автор данного труда родился в 1362 году после Р.Х., и написал этот манускрипт для своего сына, Ламеха, в 1458, будучи в возрасте девяносто шести лет. К слову сказать, он был современником Николаса Фламеля и Пернеллы, а также таинственного Христиана Розенкрейца, основателя прославленного Ордена Розенкрейцеров или Братства в Европе. Как и последний, он очень рано стал одержим страстью к обретению Магического Знания, подобно ему и Фламелю, он оставил свой дом и путешествовал в поисках Посвященных Мудрецов, подобно им обоим он вернулся домой чтобы стать чудотворцем. В те времена почти повсеместно полагалось что Тайное Знание возможно обрести только тем, кто добровольно оставят дом и страну и отправятся в тяжелые и опасные поиски, и подобные представления сохранились до сегодняшних дней. Жизнь покойной Мадам Блаватской является тому примером.

Иудей Авраам жил в ту эпоху, когда вера в магию была распространена повсеместно, и знатоки которой пользовались почетом. Фауст (которой возможно был современником автора), Корнелиус Агриппа, Сир Майкл Скотт, и многие другие, которых я мог бы назвать являются тому примером, не говоря уже по прославленном Докторе Ди, жившем позднее. История последнего, его связь с Эдвардом Келли, и роль, которую он сыграл в Европейской политике своего времени, слишком хорошо известны чтобы их здесь описывать.

 То, что Иудей Авраам, ни на йоту не уступал любому из перечисленных магов в политической влиятельности станет очевидным для каждого, кто внимательно прочтет этот труд.  Тень его стоит за гигантским хитросплетением переворотов Центральной Европы в ту ужасную и поучительную эпоху, ибо Адепты подобного типа всегда появляются и всегда появлялись, на подмостках истории во времена великих государственных потрясений. Эта эпоха отметилась тремя враждующими претендентами на два величайших рычага управления обществом того времени – Папство и Священную Римскую Империю, эпоху когда ревнивая борьба Епископатов, низвержение Династий, потрясение основ Римской Церкви, раздавались по Европе звоном набатного колокола той ужасной борьбы, что неизбежно предшествует общественному переустройству, того неистового водоворота общенародных катаклизмов, который втягивает в свою воронку цивилизацию прошлого, но подготавливает ее будущее преображение. Огромную историческую важность таких людей как наш Автор, всегда недооценивают, зачастую подвергают сомнению, не смотря на то что подобно письменам на стене пиру Валтасара, их появление на политической и исторической арене подобно предупреждению «мене, мене, текел, упарсин!» глупому и непрозорливому миру.

 Полная и подлинная история любого Адепта может быть написана исключительно им самим, и даже тогда, когда она предстает перед глазами мира в развернутом виде, многие ли сочтут ее достоверной? И даже короткие и неполные заметки о значительных моментах из жизни Автора, содержащиеся в Первой Книге, покажутся большинству читателей совершенно неправдоподобными. Но каждого должна поразить это огромная вера человека в самого себя, о чем свидетельствуют его многочисленные и опасные путешествия в течении долгих лет, сквозь самые дикие и непроходимые области и места, труднодостижимые даже в наши дни, со всеми их благами транспортного сообщения. И это вера в конечном итоге была вознаграждена, хотя лишь после того как он едва не поддался разочарованию и не вкусил горечь сокрушенных надежд. Как и его знаменитый тезка, прародитель еврейской расы, он не напрасно оставил свой дом, свой «Халдейский Ур», чтобы в конце обрести свет тайной мудрости, о котором его душа стенала столько лет. Апогеем его странствий была встреча с Абра-Мелином, египетским магом. От него он получил ту систему магических наставлений и практик, которая изложена во второй и третьей книгах настоящего труда.

 В оригинальном манускрипте его имя пишется несколькими различными способами, я сохранил эти различия в тексте перевода. Варианты таковы: Абра-Мелин, Абрамелин, Абрамелим, и Абраха-Мелин. Из них я выбрал написание Абра-Мелин, для помещения на титульный лист, и его же я придерживаюсь в данном предисловии.

 Насколько можно понять из текста, основным местом обитания Иудея Авраама, после его странствий стал Вюрцбург, или, как его называли в средние века, «Гербиполис». Он женился на своей двоюродной сестре, и она родила ему двух сыновей – старшего, Иосифа, которого он обучил тайнам Священной Каббалы, и младшего, Ламеха, которому он передал систему Сокровенной Магии как наследство, и которому адресованная вся Первая Книга. Кроме того, он упоминает о трех дочерях, каждой из которых он дал 100 000 золотых флоринов в качестве приданного. Он прямо утверждает, что обрел и жену, и богатство в 3 000 000 золотых флоринов благодаря некоторым из магических действий, описанных в Третьей книге. Далее он сообщает что ранние его склонности к Кабалистическим и Магическим занятиям пробудились в нем под влиянием неких наставлений в тайнах каббалы, полученных в юности от его отца Симона, так что после смерти последнего самым заветным желанием Авраама стало отправиться в путь, на поиски посвященного учителя.

 Для добросовестного и искреннего исследователя Оккультизма, эта работа принесет великую пользу, ибо он поощряет столь редкостное и столь необходимое качество, как непоколебимая вера, помогает научиться различать истинные и ложные магические системы, и предоставляет множество указаний для производства магических эффектов, которые Автор книги, по его утверждениям успешно испытал на деле.

Особенно ценны заметки Иудея Авраама о различных знатоках «Неназываемого искусства», которых он встречал в своих скитаниях и путешествиях, отчеты о многих чудесных деяниях, которые он произвел, и самое главное – подробная классификация магических опытов в Третьей книге, вкупе с наблюдениями и рекомендациями.

Не менее интересны многие примечательные личности той эпохи, для которых или же против которых Авраам творил свои чудеса: германский император Сигизмунд, граф Фридрих Воитель; епископ города, в котором он проживал (по-видимому, это был либо Иоанн I, в 1403 году с благословения папы Бонифация IX положивший начало строительству Вюрцбургского университета, либо Эхтер Меспельбруннский, завершивший этот благородный труд); граф Уорвикский; о Генрих VI Английский; соперничавшие между собой римские папы — Иоанн XXIII, Мартин V, Григорий XII и Бенедикт XIII;  Констанцский собор; герцог Баварский; герцог Леопольд Саксонский; греческий император Константин Палеолог и, возможно, архиепископ Магдебургский Альберт, а также некоторые предводители гуситов, — поистине славный список имен той беспокойной эпоху!

 Учитывая эпоху, в которую жил Автор, и нацию к которой он принадлежал, он обладал определенной широтой религиозных взглядов; поскольку он не только утверждает что эта система Сакральной Магии может быть постигнута кем угодно: иудеем, христианином, мусульманином или язычником, но он также непрерывно предостерегает Ламеха против смены религии в которой он вырос, и он ссылается на эти обстоятельства как на причину эпизодических неудач парижского мага Иосифа, (единственную другую персону которую он упоминает помимо себя и Абра-Мелина, которая была знакома с этой конкретной системой Магии), который будучи рожден христианином, сменил веру и стал иудеем. С первого взгляда не совсем очевидно, какие конкретно Оккультные помехи с Оккультной точки зрения могут причинить подобные действия. Но мы должны помнить, что в его эпоху смена религии неизбежно означала абсолютное, торжественное и окончательное отречение от веры в истинность той религии, которую обращенный исповедовал прежде. Следовательно, это представляло опасность, поскольку каковы бы ни были любые ошибки, искажения и заблуждения любой конкретной формы религии, основой и источником всех религий остается признание высших божественных сил. Следовательно, отрицая любую религию (вместо того, чтобы отречься лишь от ошибочных или ложных ее элементов), было бы эквивалентно отрицанию – формально и церемониально – тех истин на которых она изначально основана, так что когда человек, совершивший подобное начнет практиковать операции Сокровенной Магии, он обнаружит себя утверждающим всей мощью своей силы воли те самые формулы, от которых он некогда магически и церемониально (хотя и по неведению) отрекся, и каждый раз, когда он вознамерится совершить подобное, оккультный Закон Противодействия, наложит церемониальное препятствие на тот эффект которой он собирается воспроизвести - воспоминание о том церемониальном отречении, прочно запечатлевшемся в его ауре. И сила этого противодействия будет в точности соответствовать способу отречения и той мере, в которой человек отверг свою былую веру. Из всех помех для Магических действий величайшее и наиболее фатальное – неверие, поскольку оно блокирует и останавливает действие Воли. Даже в обычных и естественных делах мы видим это. Дитя не сможет научится ходить, студент не сможет усвоить формулы какой-либо науки, если бесполезность и невозможность совершения этого будет постоянно всплывать в их уме. Именно поэтому все Адепты и Великие Учителя Религии и Магии неизменно настаивают на необходимости веры.

 Но хотя при всей видимой широте взглядов, выражающейся в признании достоинств за всеми религиями, к сожалению Автор проявляет типичную несправедливость и зависть по отношению к женщине, которые отличали мужчин на протяжении стольких веков, и которые насколько я могу судить произрастают единственно из простого глубинного осознания того факта, что женщина, избавленная от многовековых ограничений и получившая возможность состязаться с мужчиной на равных в какой бы то ни было области, очень скоро докажет свое превосходство, подобно амазонкам древности, каковые (что в своих текстах невольно признают даже греки, их заклятые враги), были в конце концов побеждены лишь численным превосходством, но никак не преимуществом в доблести. Те не менее Иудей Авраам с неохотой признает, что Священной Магией может овладеть девственница, но в то же время не советует магам брать учениц. Многочисленные успешные исследовательницы оккультных наук наших дней будут лучшим ответом на это.

Но несмотря на вышеуказанные недостатки, совет Авраама использовать обретенную магическую силу, во славу Господа, на благо и в помощь ближнему и ради всей сотворенной жизни достоин высочайшего уважения и изучать эту силу должен лишь тот, кто чувствует, что наивысшее его желание — действовать по велению своей веры.

 Тем не менее другой его совет, о уединенной жизни для тех, кто обрел магическую силу по его системе (я не имею в виду полугодовое затворничество для подготовки к обретению оной), не согласуется с его рассказом о собственной жизни, поскольку мы обнаруживаем его постоянно вовлеченным в столкновения и потрясения своего времени. Также, сколь сильно бы не рекомендовалась жизнь отшельника и анахорета, мы редко, если вообще, обнаруживаем что этому совету следуют те адепты, которых я могу назвать посвященными и чудодейственными посредниками между великими тайными адептами и внешним миром. Примером первого рода адептов служит автор настоящего труда, примером второго — Абра-Мелин.

 Особая схема или система Магии, рекомендуемая в данном труде до некоторой степени «самобытна» — но лишь до некоторой степени. Скорее способ ее применения делает ее уникальной.  В Магии, или иными словами, в науке управления тайными силами природы всегда существовало две больших школы, одна — великая во благе, другая — великая во зле. Первая — магия света, вторая — тьмы; первая в основном опирается на знание и призывание ангельских сущностей, последняя на метод призывания Демонических рас. Первую обычно именуют Белой Магией, противопоставляя последней – Черной Магии.

Таким образом, призывание ангельских сил — это идея, общая для множества трудов по магии, и то же самое можно сказать о церемониях договоров со злыми духами и принесения последним клятвы повиновения. Тем не менее система, изложенная в настоящем труде, основана на следующих представлениях: a) добрые духи и ангельские силы света превосходят мощью падших духов Тьмы; b) эти последние в наказание осуждены служить посвященным в тайны магии Света (данная идея встречается в Коране); c) ввиду этого все обычные материальные результаты и феномены достигаются усилиями злых духов, обычно находящихся в подчинении у добрых; d) соответственно, если злым демонам удается вырваться из-под власти добрых духов, нет таких злодеяний, на которые они бы не пошли в своей жажде отмщения; e) следовательно, вместо того чтобы повиноваться человеку, они в первую очередь стараются его поработить, вынуждая его заключать с ними договоры и соглашения; f) добиваясь этой цели они будут использовать все способы для того, чтобы он впал в одержимость; g) таким образом, для того, чтобы стать адептом и, соответственно, подчинить их себе, необходимы величайшая твердость воли, чистота души и помыслов и сила самообладания; h) достичь этого можно лишь посредством самоотречения на всех планах i) таким образом, человек — нейтральный по своей природе и естественный управитель нейтральной природы между ангелами и демонами, и следовательно каждый человек с рождения привязан к ангелу-хранителю и злобному демону, (кроме того некоторые духи могут стать его слугами) и только от самого человека зависит, какая из двух этих сторон одержит победу; j)и следовательно, дабы контролировать и заставить служить себе Низшее и Злое, требуется знание Высшего и Благого. (т.е., на языке современной теософии, знание своего высшего Я).

 Из этого следует что цель magnum opus в данном труде формулируется следующим образом: посредством чистоты и самоотречения познать и установить связь со своим ангелом-хранителем, чтобы таким образом обрести право в дальнейшем использовать злых духов как прислужников во всех материальных делах.

Такова система Тайной Магии мага Абра-Мелина, изложенная и разработанная вплоть до мельчайших подробностей его последователем Иудеем Авраамом.

За исключением откровенно черно магических гримуаров, на необходимости призывания божественных и ангельских сил, для управления демонами неизменно настаивают описания по призыванию в средневековых магических манускриптах и изданных трудах. Таким образом, как я уже отметил, необычно не столько это обстоятельство, сколько метод его применения в ходе подготовки, на которую отводится шесть лун; кроме того, нигде более не приводится столь тщательной и полной классификации демонов с присущими им умениями и результатов, которых можно добиться с их помощью.

Помимо интереса, вызываемого описанием его странствий, осторожные упоминания Авраамом о различных встречавшихся ему личностях, которые претендовали на владение магическими силами, о том, что они в действительности могли или не могли совершать, и причины успехов или неудач их экспериментов, обладают определенной ценностью сами по себе.

Идея использования ребенка в качестве ясновидящего при воззвании к ангелу-хранителю не нова: так, например, для прорицания по восточному методу «мендаль», знакомому всем, кто читал роман Уилки Коллинза «Лунный камень», ребенку наливают чернила на ладонь, после чего оператор произносит некие мистические слова, и ребенку являются видения на поверхности чернил. В знаменитой операции вызывания демона, помощником в которой, как говорят, выступил великий средневековый скульптор Бенвенуто Челлини, также использовался ребенок-ясновидящий. Утверждают также, что к помощи детей в подобных случаях прибегал и Калиостро. Однако я со своей стороны не понимаю настоятельной необходимости использования ребенка для призывания ангелов, если оператор чист в помыслах и развил ясновидческие способности, которые дремлют в каждом человеческом существе, и которые основаны на работе с мысленным зрением. Это мысленным зрением почти бессознательно пользуется любой человек при размышлении о месте, личности или предмете ему хорошо знакомом; немедленно, в соответствии с мыслями, образ возникает перед его мысленным взором; и тот же навык, но развитый сознательно и намеренно, лежит в основе того, что обычно называют ясновидением. Среди Шотландских горцев как известно, это умение широко распространенно, и англичане обычно называют его «второе зрение».

 К сожалению, как и слишком уж многие современные оккультисты, Иудей Авраам проявляет заметную нетерпимость к магическим системам, отличающимся от его собственной. Даже признанное имя Петруса Ди Абано не смогло спасти его «Гептамерон, или Магические элементы» от порицания в заключительной части Третьей Книги. С первого взгляда может показаться, что трактаты по магии, записанные заклинания, пентакли, печати и символы, применение магических кругов, и использование любых языков кроме своего родного, также предается порицанию, хотя при более внимательном изучении текста, я полагаю мы обнаружим что осуждается скорее злоупотребление ими в связи с непониманием их смысла, чем их разумное и должное использование.

Ради блага истинных учеников здесь будет уместным тщательно проанализировать некоторые воззрения с оккультной точки зрения посвященного

В некоторых местах текста Авраам утверждает, что основой его системы Сокровенной Магии является Каббала. Также он открыто заявляет, что обучал ей своего старшего сына, Иосифа, удостоившегося этого по праву первородства, так же как он сам когда-то обучался Каббале у своего отца, Симона. Но эту система Магии, он передал своему младшему сыну Ламеху как своего рода возмещение за то, что не обучил его Каббале, статус младшего сына вероятно был серьезным препятствием согласно традиции. Таким образом, становится ясной причина, по которой он предостерегает Ламеха против использования определенных печатей, пентаклей, непонятных слов и тд; поскольку большинство этих явлений основаны на тайнах Каббалы, использование их неосведомленным человеком, следовательно, может быть чрезвычайно опасным, поскольку не только возможно, но и весьма вероятно искажение секретных формул, которые она в себе содержит. Любой продвинутый исследователь оккультизма, хорошо знакомый со средневековыми трудами по магии, рукописными или печатными, знает о невероятно огромном количестве ошибок в сигилах, пентаклях, еврейских и халдейских именах, которые происходят от невежества переписчиков и печатников; в некоторых случаях это заходит настолько далеко, что использование искаженных формул, производит совершенно противоположный ожидаемому результат. (Я подробно рассмотрел эту тему в моих примечаниях к «Ключу Соломона», изданному мной несколько лет назад). Следовательно, как это представляется мне, Иудей Авраам, стремясь обезопасить своего сына от опасных ошибок в магических трудах, предпочел внушить ему презрение к любой системе и методу действия, кроме изложенного ниже. Ибо, помимо ненамеренных искажений магических символов, о которых я упоминал выше, не только возможно, но и весьма вероятно возникновение таких обстоятельств, при которых многочисленные гримуары по черной магии попадут в его руки, как они явно попадали в руки Авраама, символы в которых во многих случаях намеренно искажают Божественные Имена и печати, чтобы таким образом привлечь злых духов и оттолкнуть добрых.

 В пользу этого говорит то, что Третья книга преисполнена каббалистическими буквенными квадратами, которые являются ни чем иным, как многочисленными пентаклями, и имена, используемые в оных, делают их весьма ценными. Среди них мы обнаруживаем формы знаменитых «Sator, Arepo, Tenet, Opera, Rotas», которые являются одним из пентаклей в «ключе Соломона». Формула Авраама немного отличается:

S A L O M
A R E P O
L E M E L
O P E R A
M O L A S

и она используется чтобы обрести любовь девушки.

 Пентакль в моем «Ключе Царя Соломона» относится к классу Сатурна, тогда как изложенный выше применятся в ситуациях, соответствующих природе Венеры. Я привожу эквивалент пентакля с еврейскими буквами. (см. Приложение А, таблицу еврейских и халдейских букв):

Sh A Th V R
A R H P V
Th H N H Th
V P E R H
R V Th A S

 Или с латинскими буквами:

S A T O R
A R E P O
T E N E T
O P E R A
R O T A S

 

В «Ключе Царя Соломона», он, (поскольку является пентаклем), очерчен двойной окружностью, в которую вписан стих из Псалтири, 71:8 «Он будет обладать от моря до моря и от реки до концов земли». На древнееврейский этот стих состоит ровно из двадцати пяти букв, столько же, сколько букв в квадрате. Сразу бросается в глаза, что и эта форма, и та что дается Иудеем Авраамом, идеальные примеры двойного акростиха, то есть они читаются в любом направлении, горизонтально и вертикально, справа налево и слева направо. Но форма, данная в виде пентакля в «Ключе Царя Соломона» здесь указана как имеющая ценность в неблагоприятной ситуации, и для подавления гордыни Духов.

Таким образом данный пример явно показывает, что Авраам выступал не столько против использования символических пентаклей, как против их невежественного искажения и ненадлежащего применения.

Также следует отметить, что в то время как многие из символических буквенных квадратов в Третьей книге представляют по своей природе двойные акростихи, также многие из них таковыми не являются, а в тех из них, которые соответствуют большим числам, буквы не заполняют квадрат полностью, а распределяются в форме подобной гномону и т.п. В других случаях центральная часть квадрата остается пустой.

 В приложении С к введению я приведу для сравнения, несколько примеров воззваний к ангелам, взятых из других источников.

Иудей Авраам постоянно признает, как я уже упоминал выше, что эта конкретная система Священной Магии Абра-Мелина в своей основе имеет Каббалу. Постараемся понять, что под этим подразумевается. Сама по себе Каббала подразделяется на множество частей; большое количество из них мистическое учение, придающее глубинный оккультный смысл священным текстам иудеев. Так же она использует нумерологическое значение еврейских букв чтобы провести аналогии между словами, числовые значения букв в которых дают одну и ту же сумму. Эта ветвь – одна из наиболее сложных для изучения, и углубляться в нее будет здесь неуместно, тем более что моя работа «Разоблаченная Каббала» полностью посвящена данным вопросам. Так называемая «Практическая Каббала» посвящена применению мистических учений для производства магических эффектов. Классификация божественных и ангельских имен, воинств и чинов ангелов, духов и демонов, а также имен отдельных архангелов, ангелов, разумов и демонических сущностей тщательнейшим образом разработана в каббале, и знание этого, следовательно, позволяет критически оценивать соответствия, симпатии и антипатии, существующие в невидимом мире. Таким образом, Авраам имеет в виду, что эта система Священной Магии исключительно надежна, поскольку точна во всех своих предписаниях, и, следовательно, у Оператора нет шанса использовать неподходящие имена и формулы и совершить ошибку.

 Также примечательно что Иудей Авраам (вероятно опять-таки стремясь избавить Ламеха от излишней путаницы) говорит только о двух больших классах духов: Ангелах и Дьяволах. Первым их которых надлежит управлять, вторые должны быть управляемы, и он совершенно упускает из виду, или скорее даже просто не описывает такую обширную расу существ как Духи Природы, которая в свою очередь состоит из бесчисленных множеств подклассов, некоторые из этих сущностей благие, некоторые злые, и большая часть не относится ни к тем, ни к другим. Очевидно так же что многие из результатов, которые предлагается достигнуть в Третьей книге, предполагают скорее использование Духов Природы, чем демонов. Никакой продвинутый адепт, которым без сомнения являлся Авраам, не может пребывать в неведении относительно их существования, силы и ценности; следовательно, мы вынуждены заключить что, либо он не пожелал открыть это знание Ламеху, либо, что бесконечно более вероятно, он опасался запутать его большим количеством дополнительных наставлений, которые были бы ему необходимы для глубокого понимания их классификации, природы и возможностей. В таком образе действий не было настоятельной необходимости поскольку точность символов в Третьей книге минимизирует шансы на ошибку; однако Авраам взял на себя обязательство обучить Ламеха как достигнуть практических магических результатов, а не передать ему Тайную Мудрость Каббалы.

Пространные рассуждения о добре и зле в природе духовных сущностей совершенно выходят за рамки данного введения. Поэтому я лишь сжато и кратко обозначу принципиальные различия между ангелами, демонами и элементалами.

Мы можем заключить что ангелы, хотя и разделены сами по себе на множество чинов и классов, обладают следующими общими характеристиками: они совершенно благие по своей природе и образу действия, сознательные управляющие Божественной Волей на плане материальной вселенной, что они сознательные, а не бессознательные исполнители и, следовательно, способны на падение; и что они независимы от потоков бесконечных Тайных Сил Природы, и следовательно могут действовать за пределами оных, хотя в связи с их классификацией и качествами они более связаны с определенным из этих сил, чем с другими, и степень этой связи может быть различна. Также они превосходят в могуществе людей, духов, духов природы и демонов.

Духи природы с другой стороны, хотя состоят из бесконечного количества классов, являются силами природных стихий и управителями их потоков и, следовательно, не могут действовать за пределами и независимо от своих собственных определенных потоков. Таким образом, в определенном смысле они безответсвенны за действие потока в целом, хотя ответсвенны за ту часть его в которой они непосредственно действуют. Также следует что они в то же время подчинены всеобщему потоку Силы, в котором они живут, движутся, и из которого берут свое бытие, но все же властвуют над той его ближайшей отдельной частью, которой они управляют. Такие расы превосходят человека в интуиции и магических силах; уступают ему в других отношениях; превосходят его в своей власти над своим определенным потоком стихии; уступают ему являясь лишь частью этой одной стихии. При необходимости постоянные упоминания о них можно обнаружить во всех мифологиях античности. Карлики и эльфы у скандинавов, нимфы, гамадриады и духи природы у греков; добрые и злые феи из дорогих нам с детства сказок; сонмы русалок и сатиров, фавнов, сильфов и фей; силы, для привлечения и овладения которыми служат негритянские фетиши, - все это по большей части не что иное, как ошибочно понятые проявления этого огромного класса, Элементалов. Среди них некоторые, как я заметил ранее, привержены добру: это саламандры, сильфы, ундины и гномы розенкрейцерской философии; многие ужасающе зловредны, привержены всяческому злу и легко могут быть приняты за демонов непосвященным, хотя силы их не столь велики. Значительная часть из них не склонна ни к злу, ни к добру и действует бессознательно, так, как действует обезьяна или попугай. На самом деле они очень близки по своей натуре с животными, и в особенности к сочетаниям нескольких животных, что часто проявляется в их символических изображениях в виде существ, сочетающих в себе элементы различных животных, искаженных и перемешанных между собой. Другой обширный класс существ действует не бессознательно; но с намерением, однако всегда следует преобладающей силе в их окружении, доброй ли или злой. Дух такого рода, привлеченный к примеру сообществом добрых людей, приложит усилия чтобы направить их мысли к добру, привлеченный злонамеренными личностями, направит их помыслы к преступлению. У скольких преступников их единственным оправданием является то, что «они думали, что слышат голосах, подговаривающие их совершить преступление»! Хотя подобные внушения не всегда исходят исключительно от элементалов, но зачастую от разлагающихся астральных останков умерших злодеев.

Демоны, с другой стороны намного могущественнее чем духи природы, но их действия настолько же злы, насколько добры деяния ангелов; и злоба их намного более ужасна, чем у злых духов природы, и поскольку они не связаны ограничениями определенного потока, их сфера деятельности охватывает куда более широкую область; они творят зло не бессознательно и механически, а намеренно и с полной осознанностью.

Я не могу полностью согласится с манерой поведения, рекомендуемой Авраамом при взаимодействии с духами; напротив, истинные посвященные всегда утверждали, что заклинателям надлежит проявлять величайшую учтивость, и только если дух проявляет упорство и не подчиняется, к нему должны применяться более суровые меры, и даже при работе с демонами мы не должны упрекать их за их натуру, понимая, что противоположная линия поведения неизбежно приведет мага к ошибке. Но, впрочем, возможно Авраам скорее пытался предостеречь Ламеха о том, что заклинатель не должен поддаваться демонам в процессе призывания ни в малейшей степени.

Слово «Демон» очевидно используется в этом труде почти как синоним дьявола; но, как известно наиболее образованным людям, оно происходит от греческого слова «даймон», которое в древности просто означало любого духа, доброго или злого.

Широко известные «Сказки 1001-й ночи» полны скрытых магических аллюзий, и любопытно отметить, что в третьей книге настоящего труда содержится ряд указаний на то, как добиться магических эффектов, схожих с теми, что описаны в этих сказках.

Например, в девятой главе Третьей книги указаны символы, применяющиеся для превращения человека в животное, событие, весьма часто встречающееся в «Сказках 1001 ночи», например в «Рассказе первого старца», а также в «Сказке о трех календерах и пяти багдадских женщинах», в «Сказке о Бедр-Басиме и Джаухаре» и т.д., и т.д.; причем это отличается от преднамеренной смены облика магом, примеры чему есть в «истории второго календера», а символы для осуществления этого даются в двадцать первой главе Третьей Книги.

Опять же эти главы напомнят многим из моих читателей об удивительных магических эффектах, которые по преданию производил Фауст, который как я уже отмечал ранее, по всей вероятности, был современником Иудея Авраама.

Однако метод достижения подобных результатов, излагаемый в этой работе не является черно-магической сделкой с дьяволом или дьяволопоклонничеством, против которых наш автор столь яростно выступает, но является системой каббалистической магии, схожей с изложенной в «Ключе царя Соломона» и в «Клавикулах Рабби Соломона», хотя отличающейся от них тем обстоятельством что в системе Авраама ангел-хранитель призывается первым делом и раз и навсегда, а в вышеупомянутых работах маг взывает к ангелам при каждой операции вызывания посредством магического круга. Едва ли в намерения Авраама входило осуждения упомянутых работ и им подобных, учитывая что они, как и его система, основаны на тайном знании каббалы, которая была унаследована от могущественной системы древней мудрости – магии древнеегипетских посвященных. Для любого серьезного исследователя каббалы и современной египтологии очевидно, что корень и происхождение первой следует искать в этой стране загадок, обители Богов, чьи символы и классификации сформировали значительную часть священных ритуалов; и из которой по сей день мы черпаем столь много магических заклинаний. Мы должны очень тщательно отличать реальную древнеегипетскую магию от арабских представлений и традиций, господствующих в Египте в наше время. Я полагаю ученый Ленорман указывал в своих работах по халдейской магии огромную разницу между ней и Египетской системой, заключавшейся в том, что халдейский маг и впрямь вызывал духов, но египетские маги сливались и принимали на себя качества и имена Богов чтобы управлять духами от их имени, этот метод подразумевал не только глубокое знание природы и силы Богов, но и способность утверждать свое доверие к ним, и взывать к ним о помощи в управлении пробужденными силами; иными словами, это самая глубокая и основательная система белой магии, которую можно себе представить.

Следующее обстоятельство, которое стоит отметить, это то что Авраам приветствует использование своего родного языка в молитвах и призываниях, его главный довод — это абсолютная необходимость для мага глубоко и полностью осознавать всей душой и сердцем что произносят его губы. Полностью признавая необходимость этого, я все же хочу указать несколько причин использования иных языков кроме своего родного. Основная и первая что это помогает уму воспринять высший аспект операции; когда используется иной язык, воспринимаемый как священный, и фразы на котором соответственно не имеют отношения к обыденной жизни. Далее, при правильном произнесении древнееврейские, халдейские, египетские, греческие, латинские и т.д. слова дают более звучную вибрацию, чем большинство современных языков и, и исходя из этого, придают операции большую торжественность. Кроме того, чем дальше магическая операция отстоит от обыденности, тем лучше. Но я полностью согласен с Авраамом, что прежде всего необходимо, чтобы оператор глубоко понимал смысл своей молитвы или заклинания. К этому можно добавить, что при помощи слов из древних языков легче разрабатывать «формулы соответствий», чем из современных слов.

Пентакли и символы ценны как уравновешенная и удобная основа для восприятия магической силы; но если оператор не в силах в действительности привлечь к ним эту силу, они не более чем безжизненные и бесполезные рисунки. Но при использовании посвященным, который полностью сознает их смысл, они становятся для него мощной защитой и помощью, поддерживая и сосредотачивая работу его воли.

Рискуя повторить то, о чем я уже говорил, я должен предупредить исследователей оккультизма против формирования ошибочных суждений, о том что Иудей Авраам говорит относительно магических кругов и изгнания духов по завершении операции. Действительно, при вызывании духов по методу, изложенному им ниже, нет необходимости формировать магический круг для защиты, но почему? Потому, что весь комплекс, включающий опочивальню, молельню и веранду, освящен в ходе предварительных церемоний в предыдущие шесть лун; так что все место защищено и маг, находясь там, постоянно пребывает внутри магического круга. Следовательно, можно также обойтись без изгнания духов по завершении операции, поскольку духи не могут прорваться в освященное пространство внутри стен дома. Но пусть выполняющий обычные призывания будет осведомлен что в его случае дело обстоит не так, и если призыв выполняется в неосвященном месте, без каких-либо защитных магических кругов, то зримое явление таких ужасающих сущностей, как Амаймон, Эгин и Вельзевул, с большой вероятностью может окончится смертью оператора на месте; такой смерти будут сопутствовать признаки эпилепсии, апоплексического удара или удушения, в зависимости от обстоятельств происходящего. Так же, как только круг будет сформирован, оператор должен тщательно следить за тем, чтобы не выходить из круга, не наклоняться и не вытягивать руки за его пределы во время всего процесса призывания, до тех пор, пока духу не дано будет разрешения удалиться. Это связанно также с тем, что помимо других причин, цель и эффект от действия круга – создать необычное атмосферное давление, пробуждая в круге силу, отличную от той, что существует вне его; так что даже без любого зловредного оккультного действия духов, перемена атмосферы, совершившаяся внезапно и без подготовки, окажет серьезное воздействие на заклинателя, учитывая состояние чрезвычайного нервного напряжения, в котором он будет пребывать. Также не стоит пренебрегать изгнанием духов по завершении операции, поскольку силы зла будут рады возможности отомстить оператору за то, что их побеспокоили, если он непредусмотрительно выйдет из круга, прежде не отослав их обратно, и при необходимости даже заставив их уйти при помощи изгоняющих заклинаний.

Я не разделяю мнения Авраама о необходимости скрывать эту систему Священной Магии от королей и властителей. Каждая великая система оккультизма имеет своих собственных стражей, которые знают, как отомстить за злоупотребление ею.

Рискуя снова повториться, я все же еще раз настоятельно предупрежу исследователей об опасном и автоматическом характере действия некоторых квадратов из третьей книги, оставленные без присмотра, они могут повлиять на чувствительных личностей, детей или даже животных.

Заметки Авраама относительно ошибок в общих принципах астрологии и атрибутах планетарных домов, стоит принять к сведению. Тем не менее, я обнаружил, что обычные соответствия планетарных часов, до некоторой степени эффективны.

Во всех затруднительных или неясных местах текста я добавлял разъяснительные примечания, местами столь многочисленные, что они формируют своего рода комментарий. Невероятных усилий стоили мне в особенности те, что касаются имен духов, в связи с сложностью определения их исходных форм. То же самое можно сказать относительно символов в Третьей книге.

В скобках указаны слова и фразы, используемые для прояснения смысла текста.

Я заключение я лишь отмечу что написал это пояснительное вступление единственно и исключительно в помощь подлинным исследователям оккультизма, а до мнения заурядного литературного критика, не понимающего и не верящего в оккультизм мне нет никакого дела.

Париж, Отейль, улица Моцарта, 87