С 2006 года В избранное ЗАКАЗАТЬ ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК 8(499)703-18-18 РЕЖИМ РАБОТЫ magicbooks@mail.ru №13354
Ваше местоположение
Не определено
Личный кабинет Мой кабинет
ВХОД
Моя корзина
в наличии
под заказ
кончились
Назад к выбору товаров
раздел «Статьи»

Луи Сен-Мартен. Мартинизм Неизвестного Философа. Предисловие

Мало кто из оккультистов и мистиков XVIII столетия оставил такой значительный вклад, как Луи-Клод де Сен-Мартен. Однако в российской литературе, посвященной эзотерике, ему уделили незаслуженно мало внимания. Элифас Леви, Папюс, Станислас де Гуайта, Григорий Оттонович Мёбес (Г. О. М.), А. Э. Уэйт, Е. П. Блаватская, Р. Штайнер — все эти известные личности высоко оценили труд Сен-Мартена и заимствовали его идеи, часто интерпретируя их по своему усмотрению. Такова же судьба его идей в русской литературе и философии серебряного века. Например, в своей софиологии В. С. Соловьев отчасти опирался на Луи Сен-Мартена и его идеи о Софии, что замечает А. Ф. Лосев. Однако и сам Лосев, разрабатывая свою философию Имени, неоднократно обращался к Сен-Мартену как к источнику мистических откровений.
«Слово должно проявиться из центра человеческой души само» — это ключевой мистический принцип Сен-Мартена, его важнейшая оккультная догма. Возможно, именно поэтому Сен-Мартен подписывал свои труды псевдонимом «Неизвестный Философ». По мнению ряда исследователей так он называл не себя, а ту таинственную сущность, то мистическое Слово, которое он старался выразить через свои книги.
Однако текст ограничивает Слово, поэтому Сен-Мартен в своих произведениях старается говорить художественным языком поэзии, а не сухим языком рассудка. За это его книги называли туманными, но эта туманность — вынужденная, преодолев которую читатель найдет для себя тот свет, который Неизвестный Философ хотел донести до каждой человеческой души, увлеченной «живительным и возрождающим потоком жизни».
Из уважения к этому Слову я предоставлю сформулировать цель этой книги самому Сен-Мартену, как он сделал это в предисловии к одному из первых своих трудов, «О заблуждениях и истине»: «Я возжигаю перед людьми только луч их собственного светильника, чтобы светом его открылись те ложные идеи, которые преподаны были об Истине, равно как и те слабые и опасные оружия, которые ненадежными руками были употреблены на ее защищение». В данном сборнике читатель ознакомится не с чьим-то пониманием Сен-Мартена, а непосредственно с его работами. Вы сами сможете дать им свою оценку и прикоснуться к мистическим откровениям французского оккультиста самостоятельно.
Творчество Сен-Мартена делится на три периода. Эти три периода неразрывно связаны с его магико-теургической и мистической практикой. До 1774 г., пока был жив его первый учитель, Мартинес де Паскуалис, Сен-Мартен занимался теургическими практиками, которые он получил от своего учителя в Ордене Рыцарей-Масонов Избранных Коэнов Вселенной. В это время внимание Неизвестного Философа было занято теургическими эвокациями ангелов, что было невозможно без разработанной системы теософии, включавшей в себя каббалу и алхимию.
Плоды своих трудов Сен-Мартен излагает в «Красной книге», опубликованной в 1968 г. на французском языке. В настоящем сборнике читатель ознакомится с первым переводом аутентичного текста этой книги на русский язык. Несмотря на активную теургическую практику и изучение каббалистической философии, уже в этом произведении Неизвестный Философ пишет, что «Наука — не более чем подмостки, набожность же — само здание». Для понимания «Красной книги» читателю понадобится некоторое представление о каббале и алхимии, кроме того, переводчик написал к ней предисловие, кратко раскрывающее основные моменты числового мистицизма Сен-Мартена. Источником этих пояснений стала книга «О числах», в которой Неизвестный Философ старался дополнить каббалистические концепции Паскуалли, изложенные в «Трактате о реинтеграции».
К этому же периоду жизни Сен-Мартена относится и написание книги «О заблуждениях и истине», изданной, однако, только в 1775 г. Вскоре она была переведена на русский язык П. И. Страховым, и ныне этот текст является общедоступным. В некотором роде это произведение является комментарием на «Трактат о реинтеграции» Мартинеса де Паскуалли. Станислас де Гуайта назвал книгу «О заблуждениях и истине» скучной и путанной, но содержащей «отдельные превосходные страницы»; однако и сам Неизвестный Философ признавался: «Я написал книгу “О заблуждениях и истине”, отчасти в попытках убить время, а отчасти потому, что меня охватило возмущение так называемыми философами». Тем не менее, последующие книги Сен-Мартена восхищали читателей и принесли ему славу «посвященного в наивысшие арканы Традиции».
Вторым периодом творчества французского мистика является период с 1774 по 1796 гг., когда он разрабатывал свою концепцию «внутреннего пути», прекратив заниматься теургической практикой и назвав эту практику в 1792 г. «вторичным и внешним путем». В это время Сен-Мартен отказывается от сложных теософических построений в своих произведениях и переходит к не менее сложному поэтическому выражению своих идей и концепций.
Ярким примером такого рода послужит книга «Человек Желания», в которой Сен-Мартен отказывается от каббалистической терминологии и старается передать свой мистический опыт с помощью ломаного стиха, потому что рассказывать о невыразимом он счел возможным только в поэзии. Таким образом, этот труд крайне сложен для понимания, ведь, как писал впоследствии Неизвестный Философ: «Ключ к “Человеку Желания” должен проистекать из желания человека».
Непосредственно в сборнике, который дорогой читатель держит перед собой, переведены и опубликованы фрагменты книги «Новый человек». В ней Сен-Мартен, по его собственным словам, «описывает то, что нам следует ожидать при реинтеграции». Эта книга была написана около 1790 г. и издана через два года в Париже. Тогда же Неизвестный Философ заинтересовался трудами Якоба Бёме, ставшего его вторым учителем.
В первом опубликованном на страницах настоящего сборника фрагменте этой книги, озаглавленном переводчиком как «Союз Человека, Ангела и Бога», Сен-Мартен пишет, что готов «сообщить иной секрет, не менее значительный, но более утешительный и ободряющий», нежели в «Человеке Желания». Отмечу, что этот секрет является ключом к понимаю некоторых мест «Книги сокровенной тайны», переведенной с арамейского Христианом Кнорр фон Розенротом и впервые опубликованной М. Мазерсом: читатель узнает, каким именно образом змей «усердно и неустанно выискивает лаз, через который можно будет проникнуть в святое». Также этот секрет раскроет сущность благородства той работы, которую должен совершать человек ради возвращения к благу, от которого он когда-то отпал.
В ином фрагменте «Нового человека», идущем под рубрикой «Размышления о смерти», Сен-Мартен пишет о таинстве смерти, которое совершается Новым Человеком, чтобы «возвыситься над мирской мудростью». Подлинный «Новый Человек есть человек истины, и человек истины не знает никаких препятствий». Эта стадия развития мистика является второй после стадии «Человека Желания», который действительно осознал, что «покаяние слаще греха». Безусловно, вам будет интересно сравнить определение «Нового Человека», данное самим Сен-Мартеном, с определением, данным ему Г. О. Мёбесом. В свой книге «Курс Энциклопедии Оккультизма», в описании девятого мажорного аркана Таро, Г. О. М. называет Нового Человека «достигшим известной степени астрального развития и потому уже не подверженным в суждениях о ближнем и о самом себе тем ошибкам, от которых не избавлены многие искренние Hommes de désir (Люди желания — прим. Д. Цельзин)».
После 1792 г. Сен-Мартен начинает основательно изучать работы Бёме и переводить их на французский язык. Все работы самого Сен-Мартена с этого момента несут в себе влияние тевтонского философа. В 1796 г. французский мистик замечает: «в нашей первой школе были драгоценные вещи», имея в виду под «первой школой» Каббалистический Орден Рыцарей-Масонов Избранных Коэнов Вселенной. Это третий период творчества Сен-Мартена, когда он уже не высказывается так категорично о «внешнем пути», а старается соединить свою первую школу Паскуалиса со второй (учение Якоба Бёме).
Через год выходит книга «Освещение человеческого общества», в которой Сен-Мартен пишет о превосходстве теократического режима правления. Однако теократия, описанная в книге, что понимает и сам автор, является идеальной моделью, поскольку «человеческие законодатели несут лишь тень сих возвышенных истин». В начале опубликованного в настоящем издании фрагмента Сен-Мартен формулирует главный принцип правосудия: «человеческие законодатели... никогда не лишают преступника того, что не способны будут вернуть ему». Таким образом, в идеальной теократии, которая видится Неизвестному Философу, запрещена высшая мера наказания в виде смерти. Это установление обосновывается не в стиле «договорной» теории права Томаса Гоббса и Джона Локка, а возводится к законам Верховного Правосудия.
«Освещение человеческого общества» — это лишь одна из работ Сен-Мартена на тему политики. Помимо нее известны также «Письмо другу, или политические, философские и религиозные сображения о Французской революции» (1795 г.) и «Размышления одного наблюдателя над вопросом: какие институты наиболее подходящи для основания людской морали?» (1798 г.). В этих книгах Великая французская революция предстает миниатюрным изображением Судного дня. По замыслу автора юридическое право может зиждиться только на моральных основаниях, заложенных в глубины человеческой природы. Революция представляется Неизвестному Философу кризисом, который должен привести человека, в конечном итоге, к реинтеграции, неразрывно связанной со спасением народа. Этот кризис — следствие падения Адама, и подобные катастрофы, как писал Паскуалис в «Трактате о реинтеграции», были и «будут повторяться до конца времен».
В 1799 г. вышел роман, наполненный магическим и мистическим символизмом: «Крокодил, или война добра и зла». В настоящем сборнике публикуется предисловие, выполненное исследователем наследия Сен-Мартена С. Кайе в 2009 г. Из него читатель узнает о понимании Неизвестным Философом доктрины Мартинеса де Паскуалиса. Хотя это понимание будет приближенным, читатель сможет составить некоторое представление.
В 1800 г. вышла книга «О духе вещей», ставшая своего рода введением к сочинениям Якоба Бёме. Фрагменты этого произведения приводятся в настоящем издании. В одном из них Сен-Мартен излагает неоплатонические идеи о плодовитости «всеобъемлющей благой идеи». Стиль изложения этой мистической концепции близок стилю Бёме.
В ином фрагменте книги «О духе вещей» говорится об именах вещей. Они представляются монадами, образующими глубинную сущность любой вещи минерального, растительного или животного царства, выражаясь терминологией Папюса. Сен-Мартен предостерегает всех своих читателей о «смертоносном влиянии языка вселенной», который обрекает человека на блуждание в «туманных намеках», лишь мешающих достичь истины. Общее отношение к человеческому языку у Сен-Мартена таково, что человеческий язык не может приблизить адепта к постижению имен вещей.
В последующие годы жизни Сен-Мартен окончил переводы четырех трудов Бёме: «Аврора», «Три начала», «Сорок вопросов» и «О троякой жизни человека». В 1802 г. Неизвестный Философ опубликовал свое последнее произведение, «Служение Духо-Человека», в котором он совершил «свадьбу первой школы и друга Бёме». Сам Духо-Человек это вершина развития индивида — заключающая стадия после «Человека Желания» и «Нового Человека». Духо-Человек это работник, который «все еще призван к той же самой работе, которая заключается в установлении на земле вечной Субботы».
В настоящем сборнике представлен фрагмент этой книги Сен-Мартена, в котором повествуется о «тлетворном яде, тайно истощающем нашу плоть». На это истощение обречены все живые существа, блуждающие по земле. Однако Неизвестный Философ сообщает нам также и о животворящем принципе, необходимом человеку для телесного и духовного восстановления, реинтеграции.
Через год после издания последнего своего труда Сен-Мартен умер, однако в 1807 г. выходит двухтомник «Посмертных работ», в состав которых были включены сочинение «Мой портрет, исторический и философский» и «Десять молитв», наравне с множеством других небольших произведений и собраний мыслей, извлеченных из рукописей Сен-Мартена.
В автобиографии Неизвестного Философа под названием «Мой портрет» приводятся важные и сокровенные признания Сен-Мартена о себе, своей жизни и тех любовных и дружеских отношениях, которые сформировали его мистическое мировоззрение. Этот труд уже спустя столетие после смерти автора привлек внимание таких видных деятелей оккультизма, как Папюс, Станислас де Гуайта, А. Э. Уэйт, и многих других. Нельзя не упомянуть влияние, оказанное этой книгой на русских рерихианцев и теософов начала XX века.
Читатель впервые сможет ознакомиться с полным переводом этого литературного автопортрета на русский язык. В нем вы увидите борьбу гордыни и покаяния, строгости и слабости, безразличие атеистов к духовному опыту и безразличие мистиков к материальному миру — от лица того, кто видел и тех, и других, сам неизменно относясь к числу последних с самых ранних лет жизни.
Среди посмертно опубликованных трудов автора для перевода были также избраны «Десять молитв». Это десять мистических инвокаций — десять молитв Богу. Это не воспевания мистика-экстатика, отнюдь. Несмотря на то, что Якоба Бёме, являвшегося экстатическим мистиком, Сен-Мартен считал своим вторым учителем, сам автор «Десяти молитв» никогда не стремился упиваться экстатическими состояниями.
Эти молитвы представляют собой только форму, которую можно использовать в приведенном виде, а можно воспроизвести по своему усмотрению составленную молитву, придерживаясь формы. Это пример тех молитв западных мистиков, которые практически совсем исчезли после Великой французской революции. Согласно Сен-Мартену, настоящая цель молитвы достигается не путем самого ее совершения, а лишь тогда, когда она сама начинается произноситься в нас. Когда это происходит, человеку открываются тайна и чудо вечности.
Тематический раздел «Размышления о смерти» был составлен переводчиком и назван согласно исходному заголовку самой первой из включенных в нее цитат. Туда включены избранные цитаты из различных книг Неизвестного Философа, посвященные проблеме жизни и смерти, рассматриваемых в аспекте вечности, изучению которой автор уделял значительное внимание на протяжении всей своей земной жизни.
В конце сборника помещена хронология жизни Сен-Мартена, чтобы читатель мог составить представление об эпохе, в которую жил французский мистик, а также о его биографии, составленной исследователями творчества и жизни Неизвестного Философа.
Завершает настоящее издание глава, посвященная последователям Сен-Мартена в России. В первую очередь рассматриваются Ордена и Братства мартинистов, которые появились в нашей стране в XX и XXI вв. В этом исследовании автор-религиовед объясняет читателю, чем является мартинизм как мистическая организация, а также ее отличие от прочих эзотерических сообществ.
Как я постарался прояснить в предисловии, этот сборник призван ознакомить вас с общими и начальными элементами мистической системы Сен-Мартена. В основе последовательности публикаций положен не исторический принцип, который использован в этом предисловии, а принцип развития основных понятий и идей Неизвестного Философа. Они изложены краткими афоризмами и цитатами, ведь, как писал Аристотель, «строгость знания — в простоте».

Дмитрий Цельзин, 2015 г.