С 2006 года В избранное ЗАКАЗАТЬ ОБРАТНЫЙ ЗВОНОК 8(499)703-18-18 РЕЖИМ РАБОТЫ magicbooks@mail.ru №6359257
Ваше местоположение
Не определено
Личный кабинет Мой кабинет
ВХОД
Моя корзина
в наличии
под заказ
кончились
Назад к выбору товаров
раздел «Статьи»

Манускрипт Войнича. Загадка веков

В XV веке на свет появился таинственный манускрипт, ставший одним из самых загадочных произведений. Он носит имя одного из его поздних обладателей – Вильфреда Войнича, антиквара, приобретшего рукопись в 1912 году. Манускрипт Войнича неспроста до сих пор вызывает неутомимый интерес исследователей, так как авторство и язык, с помощью которого он написан, остаются загадкой.

Книга представляет собой около 240 страниц тонкого пергамента, однако пробелы в нумерации страниц указывают на то, что некоторые из них были утеряны еще до приобретения рукописи Вильфредом. Предположительно она содержала не менее 272 страниц. Текст был написан с помощью гусиного пера и чернил на основе железистых соединений галловой кислоты, которыми были выполнены иллюстрации, раскрашенные уже после завершения книги. Химик Г. Ходжинс из Аризонского университета посредством радиоуглеродного анализа рукописи заключил, что пергамент был создан в 1404-1438 годах. Анализ чернил рукописи, выполненный в Научно-исследовательском институте Маккроуна, показал их минеральный и химический состав, который характерен для Средневековья.

Самым загадочным, разумеется, представлялось содержание манускрипта. Криптологи смогли установить, что текст написан слева направо, что является характерным для европейского письма. Длинные секции разделены на параграфы, а привычная пунктуация полностью отсутствует. Почерк четкий и устойчивый, что указывает на полноценное знание данного языка автором. Сама же книга насчитывает более 170 000 знаков, отделенных узкими пробелами. При анализе текста выявили, что используемый алфавит насчитывает 20–30 букв за исключением нескольких десятков знаков, появляющихся на страницах книг не более 1–2 раз. Частотный анализ текста, выполненный Уильямом Беннеттом в 1976 году, показал его структуру, характерную для естественных языков. Некоторые слова появлялись только в отдельных разделах книги или только на нескольких страницах, в то время как некоторые повторялись во всем тексте. Среди сотни подписей к иллюстрациям повторов было очень мало. В ботаническом разделе первое слово каждой страницы встречалось только на этой странице и, возможно, являлось названием растения. С другой стороны, язык рукописи весьма отличается от уже существующих европейских языков. Например, в книге практически отсутствуют слова длиной более десяти букв, и почти нет одно- и двухбуквенных слов. Внутри слова буквы распределены своеобразно: некоторые знаки встречаются исключительно в конце, середине или начале слов. Помимо этого лексикон манускрипта Войнича в разы меньше принятой нормы, часто слова отличаются лишь одной буквой или повторяются три раза подряд.

Так как текст рукописи до сих пор остается загадкой для исследователей, единственным возможным способом хоть немного разобраться в его происхождении  стали иллюстрации. Благодаря таким деталям, как убранство женщин и замки на диаграммах, был сделан вывод, что они характерны для Европы XV-XVI веков. Наличие иллюстраций так же позволило предположить, что содержание манускрипта разделено на шесть частей.

В ботаническом разделе на каждой странице можно обнаружить зарисовки одного или двух растений и несколько абзацев текста, что является привычным для книг европейских травников того времени.

Астрономический раздел содержит круглые диаграммы, некоторые из которых изображают Луну, Солнце и звезды. Одна из иллюстраций представляет собой 12 диаграмм, изображающих символы зодиакальных созвездий, каждое из которых окружено тридцатью обнаженными женскими фигурами, держащими в руках подписанные звезды. Последние две страницы этого раздела были утеряны.

Биологический раздел представляет собой неразрывный текст, окруженный изображениями людей, в основном - обнаженных женщин, купающихся в прудах. Иллюстрации соединяются своеобразным «трубопроводом», части которого по своей форме напоминают внутренние органы человека.

Космологический раздел вмещает круговые диаграммы непонятного смысла. Этот раздел также имеет вложенные страницы. Одно из таких вложений размеров в 6 страниц содержит подобие карты или диаграммы с 9 «островами», соединенными «дамбами», с замками и, возможно, вулканом.

Фармацевтический раздел содержит множество подписанных рисунков с частями растений и изображениями аптекарских сосудов на полях страниц, а в тексте, вероятно, представлены составы медицинских рецептов с использованием трав.

Рецептный раздел состоит из коротких абзацев, разделенных пометками в форме цветка, иллюстрации практически отсутствуют.

История рукописи крайне запутана, однако исследователям все же удалось отследить цепочку, по которой манускрипт переходил из рук в руки. Первоначально он принадлежал императору Священной Римской империи Рудольфу II. Существует предположение, что правитель предложил за рукопись около двух килограммов золота. После книга была передана личному травнику императора – Якобу Горжчицкому. Следующим обладателем рукописи стал пражский алхимик Йиржи Бареш. Подобно современным ученым, он был весьма озадачен содержанием манускрипта. В поисках правды Бареш обратился за помощью к Афанасию Кирхеру, известному иезуитскому ученому из Римской Коллегии, который опубликовал коптский словарь и расшифровал египетские иероглифы. Осталось невыясненным, ответил ли Кирхер на просьбу Бареша, но известно, что он хотел купить книгу, однако, его предложение было отклонено. После смерти Бареша книга перешла его другу – Иоганну Маркусу Марци, ректору Пражского университета. Чуть позже Марци отослал ее своему другу Кирхеру. Дальнейшие 200 лет судьбы рукописи остаются загадкой, но многие исследователи предполагают, что она хранилась вместе с остальной перепиской Кирхера в библиотеке Римской коллегии. В 1912 году Общество Иисуса – бывшая Римская коллегия – находилось в состоянии крайней нужды, поэтому было принято решение о продаже части своей собственности. Разумеется, это происходило в строжайшей тайне. Разбирая на вилле Мондрагоне сундуки с книгами из собрания Кирхера, Вильфред Войнич наткнулся на загадочный манускрипт. Всего он приобрел у иезуитов тридцать рукописей, включая и знаменитую рукопись. После приобретения книги Войнич разослал ее копии нескольким специалистам для расшифровки, однако ни один из них не смог расшифровать текст. После смерти Вильфрида книга оказалась у его вдовы – знаменитой писательницы Этель Лилиан Войнич, известной по роману «Овод». В 1959 году букинист Ханс Краус приобрел у нее рукопись за 24 500 долларов и в 1969 году подарил ее библиотеке редких книг «Бейнеке» Йельского университета, где она и хранится до сих пор. Книга же стала именоваться как «рукопись Войнича», тем более что владелец утаил имена предыдущих обладателей.

Что касается тайны авторства – оно приписывается многим людям. Рафаэль, первый достоверно известный обладатель рукописи, придерживался мнения о том, что книга была написана францисканским монахом Роджером Бэконом. Эта теория нашла отклик и в исследованиях Войнича, который всячески пытался подтвердить авторство Бэкона.

Считая, что Роджер Бэкон являлся истинным автором манускрипта, Войнич сделал вывод, что человеком, продавшим рукопись императору Рудольфу, являлся Джон Ди – математик и астролог при дворе Елизаветы I, которая обладала большим собранием рукописей Бэкона. Однако нет никаких письменных подтверждений о продаже манускрипта, поэтому возникает теория о принадлежности авторства Джону Ди, который, в попытке разбогатеть, распространял слухи о том, что это работа Бэкона.

Не исключают и возможность авторства Эдварда Келли – пражского компаньона Джона Ди. Эдвард был алхимиком-самоучкой, поражавшим всех своими утверждениями об умении превращать медь в золото с помощью таинственного порошка, обнаруженного им в могиле епископа в Уэльсе, и способности вызывать ангелов с помощью магического кристалл, вести с ними продолжительные беседы, которые были отражены Джоном Ди в своих личных дневниках. Язык, используемый ангелами, был назван енохианским, однако некоторые люди предполагали, что Келли изобрел этот язык, дабы обвести своего компаньона вокруг пальца точно так же, как и императора, который платил Келли за его мнимые алхимические умения.

Многие подозревали и самого Вильфреда Войнича в создании манускрипта. Так как антиквар обладал весьма внушительным багажом знаний благодаря своей профессии, он мог сфабриковать «потерянную рукопись», имеющую огромную стоимость. Письма прошлых владельцев – Бареша и Марци – подтверждают ее существование, что и могло стать толчком для Войнича к изготовлению книги. Однако научные анализы пергамента и чернил опровергли подобную теорию.

В качестве авторов предполагался и  Якоб Горжчицкий, личный врач императора Рудольфа и смотритель его ботанического сада, однако более тщательный анализ опроверг и эту теорию.

Профессор Пражского университета Иоганн Маркус Марци претендовал на роль автора таинственного манускрипта, как и его друг – Рафаэль Собегордый-Мнишовский, который, будучи криптографом, изобрел шифр, по его мнению не поддающийся расшифровке. Это привело к появлению теории о том, что он является автором манускрипта, который был написан в качестве эксперимента, а Бареш выступал в нем «подопытным кроликом».

Доктор Леонелл Стронг – исследователь рака, увлекающийся криптографией, также пытал счастье в расшифровке манускрипта. Стронг считал, что согласно расшифрованному им тексту, автором манускрипта является Энтони Эскем. Энтони был английским писателем XVI века, работы которого включали в себя травники, сопоставимые с разделом в книге. Однако не было найдено подтверждения, благодаря которому можно было бы определить, откуда автор приобрел подобные литературные и криптографические знания, необходимые для создания манускрипта.

Было предположение и о том, что авторов было несколько. Прескотт Кариер – криптоаналитик военно-морских сил США, работавший с манускриптом в 1970-х годах, –  обнаружил, что страницы ботанического раздела различаются – они заполнены разными почерками. Он заключил, что манускрипт может быть творением двух или более авторов, использующих разнообразные диалекты и традиции орфографии, но разделявших одну и ту же систему письма. Однако последние исследования поставили под сомнения утверждения Кариера: эксперт выявил одну руку во всей книге.

Не меньше вопросов оставляет загадка использующегося в манускрипте языка. Существует огромное количество теорий на этот счет.

Предположение о том, что используемый язык – европейский, зашифрованный при помощи подстановочного шифра, было основной гипотезой исследователей XX века, пытавшихся расшифровать содержимое манускрипта. Основной аргумент в пользу этой теории заключается в том, что использование странных символов европейским автором едва ли можно объяснить иначе, чем попыткой скрыть информацию. Действительно, Роджер Бэкон, наиболее вероятный автор, разбирался в шифрах, а предположительный период создания манускрипта совпадает с рождением криптографии как систематизированной науки. Против этой теории выступает то, что рукопись не соответствует результатам систем шифрования той эпохи. Например, простой шифр подстановки может быть исключен, потому что статистическое распределение символов не соответствует какому-либо универсальному языку.

Согласно теории шифрования по кодовой книге, слова в тексте манускрипта являются кодами, расшифровка которых происходит с помощью специальных словарей. Оспаривает эту теорию банальное неудобство письма и чтения текста, основанного на шифровке с помощью кодовых книг.

Уильям Ньюболд, известный специалист по криптоанализу и профессор философии Пенсильванского университета, а также коллекционер старинных книг, предложил свою теорию, которая основывалась на микрографии. Она состояла в том, что видимый текст бессмыслен, но каждый символ, из которых состоит текст, является набором крошечных черточек, различимых только при увеличении. Эти черточки, как он считает, формировали второй уровень прочтения рукописи, который и содержал осмысленный текст. Ньюболд утверждал, что он сумел расшифровать целый параграф, который доказывал авторство Бэкона и свидетельствовал о его выдающихся способностях ученого – в частности, об использовании им сложного микроскопа за четыреста лет до Антони ван Левенгука. Уже после смерти Ньюболда, криптолог Джон Мэнли из Чикагского университета отметил серьезные недостатки в этой теории. Каждая черточка, содержащаяся в символах рукописи, допускала несколько интерпретаций при расшифровке без достоверного способа выявить среди них верный вариант. Метод Уильяма Ньюболда также требовал перестановки букв рукописи до тех пор, пока не получался осмысленный текст на латыни. Это приводило к выводу о том, что с помощью метода Ньюболда можно получить практически любой желаемый текст из рукописи Войнича. Мэнли доказывал, что эти черточки появились в результате растрескивания чернил при их высыхании на грубом пергаменте. В настоящее время теория Ньюболда не пользуется популярностью среди исследователей.

Допускалась и теория стеганографии. Смысл ее заключался в том, что текст, по большей части, бессмыслен, однако содержит информацию, спрятанную в незаметных деталях. Подобная техника кодирования появилась еще в 1499 году. Некоторые исследователи предполагают, что обычный текст был пропущен через что-то вроде решетки Кардано. Эту теорию сложно подтвердить или опровергнуть, так как подобный текст почти невозможно расшифровать без наличия каких-либо подсказок.

Некоторые исследователи предполагают, что осмысленный текст мог быть закодирован в длине или форме отдельных росчерков пера. Действительно, существуют экземпляры стеганографии того времени, которые используют определенное начертание букв для скрытия информации. После исследования текста манускрипта при высоком увеличении росчерки пера приобрели вполне естественный вид, а различия в написании букв были вызваны лишь неровностью пергамента.

Теория, предложенная лингвистом Жаком Ги, заключалась в том, что текст манускрипта Войнича может быть написан на одном из экзотических естественных языков с помощью изобретенного специально для этого алфавита. Структура слов действительно сходна со встречающейся во многих языковых семьях Восточной и Центральной Азии – в первую очередь китайско-тибетской, австроазиатской и, возможно, тайской. Во многих из этих языков слова имеют лишь один слог, а слоги имеют достаточно богатую структуру, включая тоновые составляющие. Эта теория имеет некоторое историческое подтверждение. Названые языки имели собственную неалфавитную письменность, и их системы письма были трудны для понимания европейцев. Это дало толчок к появлению нескольких фонетических систем письма – в основном, на основе латиницы, но иногда изобретались и оригинальные алфавиты. Хотя известные образцы подобных алфавитов значительно моложе манускрипта Войнича, исторические документы говорят о множестве исследователей и миссионеров, которые могли создать подобную систему письма – даже до путешествия Марко Поло в XIII веке, но особенно после открытия морского пути в страны Востока Васко да Гама в 1499 году. Автором манускрипта также мог быть уроженец Восточной Азии, живший в Европе или получивший образование в европейской миссии. Основной аргумент в пользу этой теории тот, что она согласуется со всеми статистическими свойствами текста манускрипта Войнича, которые были обнаружены на сегодняшний день, включая удвоенные и утроенные слова. Она также объясняет кажущийся недостаток цифр и отсутствие синтаксических черт, свойственных западноевропейским языкам и общую таинственность иллюстраций. Основной аргумент против этой теории – это факт того, что в действительности никто не смог найти в иллюстрациях рукописи Войнича надежного отражения восточных символики или науки.

В январе 2014 года американский ботаник Артур Такер из Университета Делавэра и IT-специалист Рексфорд Толберт заявили, что манускрипт мог быть написан на одном из ацтекских языков, а также что им удалось определить некоторые из растений на иллюстрациях как принадлежащие к флоре Нового Света.

Существует гипотеза, что манускрипт Войнича написал Каспар Бернауэр в замке Блютенбург после казни его дочери Агнес Бернауэр – он изложил историю замка и его обитателей на родном постретийском языке. Согласно этой гипотезе, язык рукописи идентифицирован как постретийский и родственный протобаскскому. На основе некоторых исследований можно предположить, что ретийский язык может оказаться родственным баскскому, этрусскому и хурритскому, так как протобаски в конце последнего оледенения заселили всю Европу, Северную Африку, Месопотамию и Сибирь и даже достигли Северной Америки, что делает резонным использовать баскский и ретороманские языки для расшифровки рукописи.

Уильям Фридман обнаружил своеобразную внутреннюю структуру слов в манускрипте, что привело его к мысли о теории использования искусственного языка. Концепция искусственного языка достаточно стара. Например, все названия растений начинаются с одних и тех же букв или слогов, так же начинаются все названия заболеваний. Это свойство могло бы объяснить монотонность текста манускрипта. Однако никто не был в состоянии достаточно убедительно объяснить значение какого-либо суффикса или префикса в тексте манускрипта, что могло бы указать на принадлежность используемого языка к искусственным. Более того, все известные образцы философских языков относятся к значительно более позднему периоду, XVII веку.

В своей книге 2004 года Джерри Кеннеди и Роб Черчилль указывают на возможность того, что рукопись может быть случаем глоссолалии, ченнелинга или творчества душевнобольных. Если это так, то автор был вынужден написать большие объемы текста как поток сознания под влиянием услышанных им голосов, либо по принуждению. В глоссолалии это часто происходит на придуманном языке. Изобретение алфавита для этой цели является редким явлением. Кеннеди и Черчилль использовали труды Хильдегарды Бингенской, чтобы показать сходство между иллюстрациями, которые она рисовала, когда страдала от тяжелых приступов мигрени, которые могут индуцировать подобное трансу состояние склонности к глоссолалии, и манускриптом Войнича. Характерные особенности найдены и в изобилии потоков звезд, и повторяющийся характер нимф в биологической секции. Эту теорию невозможно доказать или же опровергнуть, если не считать расшифровки текста. Кеннеди и Черчилль сами не были убеждены в гипотезе, но считали ее правдоподобной. В кульминационной главе своей работы Кеннеди заявлял о своем убеждении, что это мистификация или подделка. Черчилль признает возможность, что рукопись является синтетическим забытым языком, либо же подделкой. Он пришел к выводу, что, если рукопись все же является подлинной, то на ее написание повлияла душевная болезнь автора.

В книге «Разгадка манускрипта Войнича: литургический справочник для обряда эндура ереси катаров, культ Исиды» 1987 года Лео Левитов заявил, что незашифрованный текст манускрипта – это транскрипция «устного языка полиглота». Так он назвал «книжный язык, который мог бы быть понятен людям, не понимающим латынь, если им прочитать, что на этом языке написано». Он предложил частичную расшифровку в форме смеси средневекового фламандского языка с множеством заимствованных старофранцузских и старых верхненемецких слов. Согласно теории, ритуал эндура был не что иное, как совершенное с чьей-либо помощью самоубийство. Левитов объяснял растения на иллюстрациях манускрипта как тайные символы религии катаров. Женщины, купающиеся в прудах и окруженные изображениями внутренних органов, воплощали сам ритуал самоубийства, который, как он считал, связан с кровопусканием. Теория эта сомнительна по нескольким причинам. Основная из них состоит в том, что вера катаров, в широком понимании, представляет собой христианский гностицизм, никаким образом не связанный с Исидой. Другая заключается в том, что теория относит книгу к XII или XIII векам. Кроме того, Левитов не предоставил ни одного доказательства правдивости своих рассуждений за исключением своей же версии перевода.

Джеймс Финн предположил в своей книге «Надежда Пандоры», что текст манускрипта Войнича визуально закодирован на иврите. После того, как буквы в манускрипте были правильно транскрибированы на «Европейский алфавит Войнича», многие слова в манускрипте могут быть представлены как слова на иврите, которые повторяются с различными искажениями, чтобы ввести в заблуждение читателя. Предполагается возможность использования и других методов визуального кодирования. Основной аргумент в пользу этой теории состоит в том, что она может объяснить неудачные исходы других попыток декодирования, опиравшихся больше на математические методы дешифровки. Основной аргумент против этой точки зрения состоит в том, что при таком подходе к природе шифра манускрипта на плечи отдельно взятого дешифровщика ложится тяжелое бремя различной интерпретации одного и того же текста из-за множества альтернативных возможностей визуальной кодировки.

В конце января 2018 года в различных СМИ появились сообщения о начале расшифровки манускрипта учеными из университета Альберты с помощью искусственного интеллекта. Несмотря на это, представленная в СМИ информация не соответствует действительности. Статья Гжегожа Кондрака и Брэдли Хауэра из университета Альберты впервые была опубликована еще в 2016 году. Авторы описали компьютерную систему, предназначенную для автоматического определения языка текста, зашифрованного с помощью подстановки букв. Систему лишь отчасти можно назвать искусственным интеллектом, поскольку она основана на статистических методах – например, оценке частотности повторения в тексте тех или иных букв, которая сравнивается с характерными для разных языков. В качестве теста системе был предложен код первой строки манускрипта. По результатам обработки данных был определен наиболее вероятный, если верить системе, язык написания –иврит. Однако перепроверка полученной на иврите фразы, осуществленная дважды, с разницей в несколько недель путем перевода полученной фразы через самообучающуюся систему искусственного интеллекта Google.Translate дала разные результаты. В первый раз: «Она дала рекомендации священнику, хозяину дома, и мне, и людям», во второй раз: «И священник сделал человека для него к его дому, и для его людей». На 30 января 2018 года перевод звучал следующим образом: «Пресный хлеб и сделал ее священником, и тем, кто покидает его дом». Начиная с момента публикации статья неоднократно обсуждалась и критиковалась, и в результате не нашла подтверждения и поддержки в сообществе профессиональных криптологов.

Немецкий египтолог Райнер Ханинг, проанализировав структуру и длину слов и определив гласность, в июне 2020 года заявил, что текст написан на одном из семитских языков, в число которых входят арабский, арамейский и иврит. Но представляет собой набор сокращений и терминов, смешанный со стандартными латинскими фразами и аббревиатурами, вследствие чего вся расшифровка книги может занять несколько лет даже с привлечением гебраистов.

В 2018 году Джерард Чешир, профессор Бристольского университета, выдвинул версию о написании манускрипта на протороманском языке. По утверждению Чешира, манускрипт был составлен в Арагонском замке доминиканской монахиней для Марии Кастильской, резиденция которой находилась на Искье. Чешир аргументирует свое утверждение тем, что в манускрипте присутствует карта, изображающая извержение вулкана на Искье 4 февраля 1444 года, а так же организованная Марией Кастильской спасательная миссия для жертв извержения. Содержание представлялось профессору сборником информации о лекарственных средствах, терапевтических купаниях, астрологических чтениях, женском теле, репродукции, воспитании детей и сердечности в соответствии с католическими и римскими языческими религиозными верованиями средиземноморцев в период позднего Средневековья. Несмотря на довольно широкое обсуждение в печати версии Чешира как окончательной расшифровки, исследователи резко раскритиковали предположение Джерарда о языке манускрипта, тем самым показав, что Чешир не опирается на конкретный язык, а искусственно подбирает похожие короткие слова через десяток разнородных романских языков, не приводя убедительных конструкций. В связи с этой критикой на сайте Бристольского университета было опубликовано заявление об отсутствии какой-либо связи между университетом и исследованием Чешира, а также об удалении ранее опубликованной на том же сайте новости о статье Чешира, в ожидании признания его выводов.

Причудливые свойства текста рукописи и подозрительное содержание иллюстраций натолкнуло многих исследователей на мысль о мистификации манускрипта. В 2003 году доктор Гордон Рагг, профессор Килского университета, показал, что текст с характеристиками, идентичными манускрипту Войнича, может быть создан с использованием таблицы из трех столбцов: со словарными суффиксами, префиксами и корнями, которые бы отбирались и комбинировались посредством наложения на эту таблицу нескольких карточек с тремя вырезанными окошками для каждой составной части слова. Для получения коротких слов и разнообразия текста могли использоваться карточки с меньшим количеством окошек. Подобное приспособление, называемое «решеткой Кардано», было изобретено как инструмент кодирования в 1550 году итальянским математиком Джироламо Кардано и предназначалось для скрытия тайных посланий внутри другого текста. Однако текст, созданный в результате экспериментов Рагга, не имеет таких же слов и такой частоты их повторяемости, какие наблюдаются в манускрипте. Сходство текста Рагга с текстом в манускрипте лишь визуальное, а не количественное.

Физик Марчело Монтемурро из Манчестерского университета в соавторстве с Дамианой Занетте из Атомного центра Барилоче в 2013 году заявил об обнаружении в рукописи Войнича лингвистической структуры, которая, по словам ученого, несовместима с гипотезой мистификации и говорит о том, что в тексте имеется зашифрованное послание. Наиболее важное предположение исследователя заключается в том, что текст написан на искусственном языке, имеющем четкую логическую структуру.

Несмотря на череду неудач, исследователи не оставляют попыток расшифровать содержание одного из самых загадочных текстов человечества и раскрыть тайну его авторства.